Мельков А.С. Ученый-праведник – протоиерей Александр Горский (к 140-летию кончины)

Статья посвящена памяти протоиерея Александра Горского (1812-1875) – ректора Московской Духовной Академии, пастыря Церкви, историка, археографа, богослова и педагога. В работе анализируется научно-педагогическая и пастырская деятельность отца Александра через призму его праведной, святой жизни, которую можно назвать священной эпопеей. Протоиерей Александр Горский был высоконравственной личностью, и это наложило отпечаток на его служение Богу, людям и науке. Его жизненный путь и научное наследие неразрывно связаны с внутрицерковной жизнью, внутригосударственными и общественными отношениями в России XIX века. Автор приходит к выводу, что на сегодняшний день созданы объективные условия для подготовки материалов к возможной канонизации протоиерея Александра Горского. 

* * *

В октябре 2015 года исполнилось 140 лет со дня кончины  выдающегося священнослужителя, церковного историка, богослова и археографа протоиерея Александра Васильевича Горского (1812-1875).

К сожалению, имя этого высокодаровитого труженика церковной науки, пастыря и педагога, бывшего ректором Московской Духовной Академии, в наше время все еще малоизвестно. Между тем, с личностью Горского связан широкий круг вопросов, относящихся к истории отечественного духовного образования и развитию церковно-исторической, филологической и богословской наук в России XIX века.

Жизненный путь и научное наследие протоиерея Александра Горского представляют собой уникальное явление в истории русской религиозной жизни, отечественного богословия и Духовной школы. В середине XIX века, на переломном этапе в истории России и Церкви, когда научно-общественная мысль находилась под сильным влиянием либеральных и секулярных идей, Горский сумел сохранить и развить лучшие образцы отечественного духовного образования, оставшись верным Церкви и преданным святоотеческой традиции.

На становление характера юного Горского – уроженца провинциальной, «монастырской» Костромы, в шестнадцать лет ставшего студентом Московской Духовной Академии, «воспитанного под грозящим жезлом строгости» [3, с. 3], сильное влияние оказала эпоха Александра I, проникнутая мистицизмом и влиянием пиетизма. Мечтательным шестнадцатилетним юношей, внимательно относящимся к снам и приметам, очень ранимым и робким, приехал Александр Горский в старейшую духовную школу России [3, с. 6]. С этого момента имя Горского стало навсегда связанно с историей Московской Духовной Академии.

Образование Горского было приобретено под кровом преподобного Сергия Радонежского в рассаднике высшего богословского знания, расположенного в стенах древней обители – у Троицы в Академии. Именно Академия дала особенный толчок в раскрытии и направлении научного таланта Горского. Природная живость ума, сила диалектического анализа была развита и выработана в Горском благодаря той системе образования, которая существовала тогда в стенах Академии. Эта система не была совершенной, но и в таких условиях любознательность и трудолюбие взяли верх. Красноречивые лекции малоизвестного и неоцененного по достоинству строгим начальством профессора Ф.А. Терновского-Платонова [27, с. 300, 298] пробудили у молодого Александра Горского любовь к истории и желание заниматься наукой. 

В Академии Горский встретил друга и наставника всей последующей жизни – отца Филарета (Гумилевского) (впоследствии архиепископ Черниговский, выдающийся церковный историк и богослов, канонизирован как местночтимый святой Черниговской епархии). Благодаря влиянию отца Филарета, Горский постепенно оставил юношеское увлечение мистикой и западничеством и обратился к святоотеческой традиции [28, с. 368]. Это обращение происходило не только духовно, но и интеллектуально, через изучение исторических памятников, через исследование и анализ исторических источников. Так после окончания Академии перед Горским открылись новые перспективы в изучении памятников старины и системном занятии церковно-исторической проблематикой [1, с. 65].

Прослеживая внешний путь и развитие научного таланта Горского, можно сделать вывод, что его обширная эрудиция развилась через основательное изучение доступной литературы, проверку полученных данных путем обращения непосредственно к источникам. Для этого Горский не щадил ни времени, ни сил. Он дни и ночи просиживал в библиотеке, изучал архивы, вел ученую переписку, позже, заняв в Академии кафедру церковной истории, он собирал сведения со всех концов России, выписывал книги из-за границы [21]. Сложнее указать, каков был внутренний рост его гения. Природный талант сначала как бы подавлялся, затемнялся отсутствием необходимых знаний, над приобретением которых необходимо серьезно и долго трудиться. Но с течением времени, когда накопленные знания уже были приведены в систему, мысль Горского окрепла, приобрела новые формы свойственной ему научной пытливости. Эта эволюция заметна по трудам ученого. Сила критического анализа со временем нарастает, а поспешные выводы, заимствованные у других авторов мнения уступают место более зрелым, основательным и самостоятельным суждениям.

Эпоха правления Николая I совпадает с началом и расцветом педагогической и ученой деятельности Горского в качестве профессора Московской Духовной Академии. В это время Горский испытывает сильное влияние митрополита Московского Филарета (Дроздова) [16]. Суровая филаретовская школа послушания и смирения, которую проходили преподаватели Академии, наложила отпечаток на Горского. Но вопреки мнениям современников [26, с. 78], Горский не стал рабом традиции, а наоборот, приобрел ценный опыт и авторитет в глазах московского иерарха, который, оказывая Александру Васильевичу покровительство и поддержку, нередко обращался к нему за советами по различным вопросам, богословского, исторического и административного характера [10, с. 64].  

Именно в николаевские времена, когда выше всего, в том числе и в ограде церковной, ценились дисциплина, униформа, послушание, и молчание, Горский начал творчески заниматься церковно-историческими и археографическим исследованиями. Эпоха Николая I, несмотря на внешнюю строгость, отрицательное отношение к демократии и подавление инакомыслия, все же способствовала развитию творческих начал личности – золотой век русской культуры яркое тому подтверждение. Это объяснятся тем, что общественно-политическая мысль и творчество как непосредственное отражение общественных проблем своего времени развивались в тесной взаимосвязи. Поэтому вполне закономерно, что в эти годы творческий подход и живой ум позволили Горскому сосредоточиться на решении актуальных вопросов, связанных с методологией и философией церковной истории [19] и археографическим описанием рукописных собраний [18, с. 91-158]. И это были не только теоретические поиски, но и практические результаты, которые нередко приводили Горского к смелым выводам и важным открытиям в сфере научных исследований.

Благодаря этому, когда в середине XIX века в России назревает кризис богословско-догматического понимания церковной истории [25, с. 31], Горский сделал успешную попытку  разрешить этот кризис через осмысление церковной истории как самостоятельной научной дисциплины. Он заложил прочный фундамент будущей церковно-исторической науки, освобождая ее от опеки богословия. Церковная история понималась Горским как наука историко-богословская, в которой собственно исторический компонент соотносится с богословской составляющей. Но определяющую роль в этом синтезе играл уже принцип историзма, который позже Горский распространил и на само богословие [11, с. 309-310; 3, с. 44-45]. 

Примечательно, что Горский лишь заложил теоретические и методологические основания церковно-исторической науки, не беря на себя широких задач по составлению обобщающего церковно-исторического труда, оставляя это будущим поколениям церковных историков. Лекции и церковно-исторические труды Горского всегда нацелены на тщательное изучение фактов, анализ и интерпретацию источников. Однако Горский не ставил для себя задачи обработки фактов в русле исторического прагматизма и изучения церковной истории через изображение человеческих действий, где исследуются, прежде всего, их причины и действия, то есть мотивы и цели, справедливо считая такие работы еще преждевременными [19]. При этом к лекциям Горского восходит доселе неосуществленная задача в церковно-исторических исследованиях изложить жизнь русского народа как общества верующих. 

Несомненной заслугой Горского стало и то, что благодаря его стараниям из одной церковно-исторической кафедры в Академии в течение 40-х, 50-х, 60-х годов XIX века постепенно выделились самостоятельные кафедры древней церковной истории, библейской истории, русской церковной истории и новой церковной истории Запада. Это существенно улучшило качество академического образования и повысило интерес к самой церковной истории, прежде считавшейся лишь второстепенной богословской наукой [12].

Глубокая церковно-историческая и богословская подготовка Горского, прекрасное знание древних языков и хорошее знакомство с памятниками древнерусской письменности позволили Горскому внести решающий вклад в развитие отечественной археографии. Именно Горский, осуществивший совместно со своим учеником К.И. Невоструевым фундаментальное описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки вывел археографию на уровень полноценной научной дисциплины [14, с. 95-177].   

Сделанные Горским при описании славянских рукописей научные открытия в области генезиса и реституции славянской Библии стали предметом жестокой реакции цензуры, которая в эпоху правления Николая I, зорко следила за любыми появлявшимися научными трудами, в том числе и в ограде Церкви. Церковная цензура отличалась особенной беспощадностью ко всему новому и нестандартному. В те времена даже консервативный митрополит Московский Филарет подозревался в либерализме. Поэтому Горский был вынужден решительно защищать результаты исследований, на которые были потрачены годы ученых занятий, давая компетентные ответы на претензии оппонентов. По благословению святителя Филарета Горский написал блестящую апологию [2] на пристрастный отзыв цензора. И тогда «Описание» было допущено в печать. Это был не только научный, но и гражданский подвиг, на который в те времена не каждый бы отважился. 

Благодаря тому, что многотомное описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки увидело свет [4; 5; 6; 7; 8; 9], современное поколение текстологов и археографов имеет счастливую возможность пользоваться результатами этого труда. От Горского и Невоструева идет понимание археографии как специальной историко-филологической дисциплины, изучающей памятники письменности с целью введения их в научный оборот в виде научного описания или публикаций.

Наступление царствования Александра II ознаменовалось проведением Великих реформ. Серьезные преобразования коснулись и Церкви, которая, с одной стороны, все сильнее испытывала на себе явления секуляризации, а с другой – все еще сковывалась жестким контролем со стороны государства. На фоне либерального курса Александра II внутри самой Церкви обострились противоречия между консервативными и либеральными кругами. Остро встал вопрос о путях развития Церкви в новых политических и социальных реалиях. В этих условиях с целью снятия усиливавшегося напряжения нужно было найти компромиссную фигуру, способную своим авторитетом и положением сгладить все острые углы. Выбор осторожного и мудрого митрополита Московского Филарета пал на Горского, который, будучи безбрачным, был рукоположен в священный сан без принятия монашества, в нарушение существовавшего тогда обычая [22, с. 4]. Затем Горский получил ценный опыт административной работы в Петербурге, занимаясь вопросами реформы духовного образования в Комитете по преобразованию Духовных училищ [3, с. 127-128 прим.]. Стараниями святителя Филарета Горский сделал стремительный скачок в своей карьере и менее чем за три года стал митрофорным протоиереем и был назначен на должность ректора Московской Духовной Академии [17].

В 60-е годы XIX века наука в России была поставлена на путь прогресса и свободы, и для нее наступило свое 19 февраля. Целую эпоху в развитии церковно-исторической науки открыл утвержденный Александром II Устав Духовных Академий 1869 года. В Московской Духовной Академии введение Устава в действие осуществил ректор протоиерей А.В. Горский, который сумел создать все условия для развития церковной истории как независимой отрасли богословских наук. 

Благодаря научному таланту и административному опыту Горского отечественная церковно-историческая наука не только обрела свое рождение, но и начала самостоятельно развиваться. Уже в ректорство Горского состоялись первые защиты диссертаций по церковной истории, в большом количестве стали выходить научные статьи и труды по истории Церкви и наметились пути критической разработки целых направлений в области церковно-исторических исследований. Церковно-историческая наука, наконец, вышла за пределы Духовной Академии и стала явлением научной и общественной жизни в стране и за рубежом [12, с. 310].   

Будучи церковным историком, Горский оказал серьезное влияние на преподавание догматического богословия, впервые положив в основу курса догматики историю догмата [11, с. 310]. Историзм в богословии Горский напрямую связывал со святоотеческим наследием, с анализом патрологических источников на конкретном историческом материале. Этот исторический метод в догматическом богословии сохраняет свою актуальность и в наши дни.

Долгий путь совершенствования пришлось пройти Горскому-ученому: от первоначальных лекций до европейски известного описания славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки, до указаний таким одаренным ученым как И.И. Срезневский, М.П. Погодин, Ю.Ф. Самарин, Н.И. Костомаров и др. Не сразу был пройден этот великий путь. Он стоил Горскому сорока с лишним лет упорного труда, ученого подвижничества, он стоил самого дорогого – здоровья. 

В дело своего служения, как научного, так педагогического и пастырского, Горский вложил не только свой богато одаренный ум, но и всю силу своего характера, не останавливающегося перед препятствиями в деле приобретения и передачи знаний. Но было еще и доброе сердце, которое без остатка он отдавал окружавшим его людям. Теплота и любвеобильность этого сердца, деликатность, нежность и мягкость справедливо снискали ему репутацию «сердечного» и «душевного» богослова.

Всю свою научную и пастырскую деятельность Горский направлял на служение Богу и ближним. Он оставался искренним и добрым христианином всегда и в любой ситуации. Вся жизнь Горского была направлена для достижения Божией славы, проникнута этой идеей. Это говорит не о фальшивой и напускной, а искренней, глубокой, редкой религиозности.

Горский искренне любил помогать каждому, кто стремился к знанию. Он честно делился с коллегами и учениками своими научными открытиями и гипотезами, рассылал свои лекции, нередко забывая об авторском праве. Обаяние его светлой личности, его влияние на окружающих были так сильны, что современники не знали, как выразить свою любовь и уважение к его научному гению, как полнее определить его значение в отечественной науке. «Исполин знания», «великан русской науки», «краса и слава Академии», «слава русской науки», «украшение святой Церкви» – называли его [23, с. 341]. 

Труды Горского в области церковной истории и археографии до сих пор имеют большое значение для научного знания, они внесли неоценимый вклад в развитие гуманитарной науки в России. По богатству и обширности знаний, а также по оригинальности научных методов Горского можно смело поставить на один уровень с самыми выдающимися представителями отечественной и мировой науки [20].

Протоиерей Александр Горский принимал самое непосредственное участие в разработке церковно-исторической, богословской и филологической  наук в России XIX века. Стараниями Горского была создана и получила творческий импульс к дальнейшему развитию русская церковно-историческая наука, а Московская Духовная Академия в годы его ректорства стала ведущей богословской и церковно-исторической школой [15].  

Горский был не только профессором Академии, но и ученым всей России, был не только начальником, но, прежде всего, любящим отцом своей академической семьи, был искренним другом для всех, кто к нему приходил за помощью. Протоиерей Александр Горский воплощал в себе евангельский идеал доброго пастыря, объединявшего всех любовью, верой, состраданием и человеколюбием.

11 октября 1875 года протоиерей Александр Горский после тяжелой болезни отошел ко Господу. Последними предсмертными словами покойного были: «Я хочу скорее домой». Было ли это воспоминание о родной Костроме – последняя мысль о земле, или первое откровение о Небесном Отечестве, более близкого его душе, чем земля, неизвестно… [22, с. 6]. Так могила приняла оплаканного многими молитвами и слезами великого труженика науки и доброго делателя на Ниве Христовой.

В конце ХХ века имя протоиерея А.В. Горского было внесено в хронологический список «Святая Русь» в качестве почитаемого подвижника благочестия в лике святого праведного Александра протоиерея, ректора Московской Духовной Академии [24, с. 644]. 

Этот список, составленный игуменом Андроником (Трубачевым), впервые в отечественной агиографии позволяет увидеть неиссякаемость святой жизни в Русской Церкви. Несмотря на то, что протоиерей Александр Горский официально еще не канонизирован ни местной, ни общецерковной властью, появление его имени в данном сборнике свидетельствует об особом месте этого ученого подвижника благочестия в истории Русской Церкви. 

Учитывая возрастающее желание верующих людей, в том числе из числа ученых, преподавателей и учащихся, молитвенно обращаться к протоиерею Александру Горскому, для келейного употребления был составлен акафист этому праведнику и подвижнику благочестия [13, с. 331-342] (см. Приложение).

Жизнь протоиерея Александра Горского можно с полной уверенностью назвать священной эпопеей, ибо она действительно была такой как по гармонической стройности пройденного пути, так и по неимоверному количеству совершенных в ней дел. Эта жизнь была полна своеобразия, которое так свойственно биографиям многих выдающихся умов русской культуры, а научные труды протоиерея Александра Горского составляют лучшие образцы гуманитарного знания дореволюционной России. 

В этой связи можно говорить о протоиерее Александре Горском как об угоднике Божием, прославившемся своим благочестием, праведностью и чистотой, сосредоточившим на себе разнообразные явления современной ему церковной жизни. Учитывая это, можно утверждать, что на сегодняшний день созданы объективные условия для подготовки материалов к возможной канонизации протоиерея Александра Горского.

Приложение

Акафист святому праведному протоиерею Александру Горскому, 

ректору Московской Духовной Академии

Кондак 1

Избраннаго носителя Духа Божественнаго, Церкви Православныя подвижника преизряднаго, на ниве просвещения духовнаго всеусердне подвизавшегося, богоноснаго отца нашего Александра восславим днесь пением духовным. Ты же, яко великих дарований сподобивыйся, приими молитвы и моления чад твоих, любовию ти присно взывающих:

Радуйся, праведный отче Александре, премудрый учителю и духовнаго просвещения наставниче!

Икос 1

Ангел земный и человек небесный воистину был еси, праведне Александре, от начала жития твоего чистоту души и тела возлюбив и Христу любовию усердно последовав, премудростию от Всесвятаго Духа  преизрядно одаренный, многих бо во истине Христовой утвердил еси, многих к святоотеческому наследию приобщил, усердно трудяся во всеучилище Свято-Троицком, в учениех богословских и делании молитвенном плод преизряден собрал еси и тако совершенства духовнаго достигл еси. Твоему добродетельному и богоугодному житию нас следовати настави, да зовем ти сице:

Радуйся, цевнице и гусли Троичную песнь сладостно возглашающая; 

Радуйся, фимиаме, огнем Святаго Духа возженный.

Радуйся, величие и славу Отца Небеснаго проповедавый;

Радуйся, Христов пастырю преизрядный.

Радуйся, сокровищнице, богословскими учениями преисполненная;

Радуйся, чистоты и целомудрия предивный хранителю. 

Радуйся, безмолвнаго жития истинный любителю;

Радуйся, всех призывающих тя, скорый защитителю.

Радуйся, праведный отче Александре, премудрый учителю и духовнаго просвещения наставниче!

Кондак 2

Видя Промыслитель о всех Господь доброту души твоея, возжела поставити тя не токмо пастыря словесных овец Своих, но и наставника всем, к премудрости стремящимся, яко от младости твоея навыкл еси деланию молитвенному и в научении книжном ум твой взрастил еси, Просветившему тя Христу Богу поя: Аллилуйя.

Икос 2

Разум озаренный благодатию Божиею от юности имея, прехвальне отче наш Александре, от родителей благочестивых твоих приял еси наставление благое, послеже в обители учений духовных пребывая, возлюбил еси учения отцев святых, и в нем же возрастая, Христа, Истины подателя, подвигом сим прославил еси. Темже, творяще честную память твою, величаем тебя тако:

Радуйся, отрасле благоухающая корене духовнаго;

Радуйся, девственную чистоту от юности возлюбивый.

Радуйся, иерея Божия и благочестия родительскаго наследниче преизрядный;

Радуйся, душу свою всецело Господу посвятивый.

Радуйся, учением благочестия издетска напоенный;

Радуйся, доброе семя в сердце своем возрастивый.

Радуйся, Богоначертанный свиток правыя веры;

Радуйся, добрый учениче небеснаго Учителя Христа.

Радуйся, праведный отче Александре, премудрый учителю и духовнаго просвещения наставниче!

Кондак 3

Сила Вышняго укрепи тя к исполнению словес апостольских, хотяще воистину сыном Премудрости явитися и Учителя Божественнаго последователем быти. Благодатию же Божиею в подвизе сем добре преуспевающе, Господу, присно тя укреплявшему, воспевал еси: Аллилуия.

Икос 3

Имуще в сердце светоносную благодать Святыя, Единосущныя и Нераздельныя Троицы, отче наш Александре, заветом равноапостольных Мефодия и Кирилла последовал еси, сокровища премудрости не себе собирая, паче же сими в Бога богатея, молитвою же и пощением во служение Христу себе уготовляя. И всим богословам и ученым путь жития благочестиваго и благоуспешнаго показал еси. Мы же твоим добродетелем следовати желаем, вопием ти сице:

Радуйся, отринувый, якоже сор, мира сего душетленныя сладости; 

Радуйся, омывый душу твою слезами чистыми младости. 

Радуйся, девство твое нерастленно Господеви сохранивый; 

Радуйся, прельщения возраста юнаго победивый. 

Радуйся, весно, лучами благодати осиянная; 

Радуйся, утро, добродетельми облагоуханное. 

Радуйся, в сердце твоем образ Христа носивый; 

Радуйся, Спасителя твоего до конца возлюбивый. 

Радуйся, праведный отче Александре, премудрый учителю и духовнаго просвещения наставниче!        

Кондак 4

Бурею искушений волнуемое и соблазнов море жития мирскаго не прельстиша тя, отче святый Александре, ты, оставивше бо ризы кожанныя тли века сего, равноангельскаго жития возжелав, в миру надмирне жительствовал еси. Отцем преподобным в делании внутреннем подражая, и ангельски пожив на земли, на высоту бестрастия возшел еси, угодниче Христов, да с лики небесными песнь Творцу всяческих воспоеши: Аллилуйя.

Икос 4

Слышаще богодухновенная словеса твоя, жаждущии глаголов Жизни Вечныя, многия людие приходиша к тебе, и нетленную пищу от тя приимавше и Божественнаго пития почерпавше. Ты бо в познании научном истину вечную обретал еси и ученики своя велиими дарами веры и познания обогощал еси, к свету Христову всех привлекая. Тем же ныне Свету великому предстоя, поминай нас, усердно чтущих тя и воспевающих тако:

Радуйся, глубины Слова Божия добре испытавший; 

Радуйся, непрестанным усердием Бога взыскавший.

Радуйся, от юности твоея добродетели христианския стяжавый;

Радуйся, верою, надеждою и любовию измлада украшенный.

Радуйся, на ниве просвещения духовнаго Господеви угодивый;

Радуйся, училищ благочестия покровителю.

Радуйся, имже семена правды Христовы посеяваются; 

Радуйся, ищущым научения отверстая врата. 

Радуйся, праведный отче Александре, премудрый учителю и духовнаго просвещения наставниче!

Кондак 5

Боготечней звезде лучами благодати люди российския озаряющей подобен явился еси, угодниче Божий, отче святый Александре, егда священства от отца своего духовнаго, архипастыря Московскаго, святителя Филарета, сподобился еси. И от того часа многих к Солнцу Правды Христу привел еси словом благодатным и примером жития твоего, еже все посвящено бысть служению Богу и ближним. И якоже видеша тя людие у престола храма Божия за всех и за вся Спасителю мира молящася, сице и ныне возноси молитвы твоя о Церкви Святей, Отечестве нашем и о всех чтущих тя и поющих Богу: Аллилуия.

Икос 5

Видевше вси тя, угодниче Божий, яко отца чадолюбива, в напастех и скорбех от тебе помощи усердно искаху: ты же о всех милосердовал еси, образ веры истинныя в себе сим показуя. Ты бо познание мудрости естественней и божественней с деланием молитвенным умело сопрягал еси. Буди, преблагий отче, скорый помощник и нам, грехми и скорбьми обуреваемым, с любовию ти вопиющим:

Радуйся, слова Божия богодухновенный изъяснителю; 

Радуйся, Евангельския Истины ревнительный научителю. 

Радуйся, спасеннаго пути верный и известный предводителю;

Радуйся, таланты, Богом врученныя тебе, усовершивый. 

Радуйся, от земныя мудрости вся ко спасению полезная собравый;

Радуйся, яко верныя в боговедении утвердаеши. 

Радуйся, яко тайны премудрости Божия во всем мире видети научал еси; 

Радуйся, яко и в малых вещех величие Божие зрети наставлял еси.

Радуйся, праведный отче Александре, премудрый учителю и духовнаго просвещения наставниче!

Кондак 6

Проповедник истины Христовой явился еси, благословенне отче Александре, силою благодатною слова твоего, яко острием меча, греховная сердца проницаяй и к покаянию возбуждаяй, огненными бо твоими словесы, ревностию по Бозе Вседержители распаленными, возжегл еси пламя любви и веры в сердцах паствы твоея, да вси чистым сердцем Троице Святей поют: Аллилуия.

Икос 6

Возсиял еси яко светило многосветлое богатством дарований, излиянных на тя обильно от щедрот Господних, отче досточудне Александре, ты бо преумножил еси богоданныя таланты, да явишися неленостный и всеусердный делатель Вертограда Божия. Ты бо не токмо словесы своими, но и поучениями печатными многия в истине Христовей и любви к Спасителю утвердил еси. Сего ради, прославляюще тя, премудрости сокровище неисчерпаемое, вопием ти сице:

Радуйся, на светозарную добродетелей колесницу возшедший и Небеснаго Царствия достигший;

Радуйтеся, скорби жития сего добре претерпевый и данный ти талант приумноживый.

Радуйся, и нам, грешным, образ добродетелей словом и житием явивый;

Радуйся, Иосифа целомудрием и чистотою украшенный. 

Радуйся, Петрово исповедание и Иоанново богословие показавый;                                            

Радуйся, кротость Моисееву и ревность Илиину в подвизех своих воплотивый.

Радуйся, яко подаеши христианом в вере правей утверждение;

Радуйся, от искушении и напастей молитвами твоими охраняющий.

Радуйся, праведный отче Александре, премудрый учителю и духовнаго просвещения наставниче!

Кондак 7

Хотяще всем житием твоим Иисусу Сладчайшему угодити, досточудне отче Александре, всем житием твоим исповедал еси истину Его; многия бо к учению святых отец приобщил еси, многия бо премудростию книжною просветил еси, и книги твоя нам в назидание оставил еси, да твоим заветом последующе, воспоим Христу: Аллилуйя.

Икос 7

Новый Василий Великий богодарованною мудростию преизрядно украшенный воистину явился еси, преславный отче Александре, егда по благословению святителя Филарета возглавил еси всеучилище именитое в лавре Сергия Преподобнаго. Ты бо, праведниче прехвальне, труды многия положил еси, наставляя юношей, истины взыскующих к возрастанию в премудрости естественней и божественней. Сие же убо воспоминающе, просим тя прилежно: умоли Всеблаго Духа Утешителя и нас дарами мудрости и разумения обогатити,  да зовем ти: 

Радуйся, Христу, апостолы учившему, всеурседне последовавый; Радуйся, сынов обители духовных учений милостино опекавый.

Радуйся, Духом ревности по Христу нас просвещаяй;

Радуйся, к низложению лжеименитаго разума нас укрепляй. 

Радуйся, в истине Христовей выну утверждатися нам помогаяй;

Радуйся, пищею словес Божиих верныя изобильно насытивый. 

Радуйся, струями благодати сердца пасомых напоивый; 

Радуйся, скрижали велений Христовых твердо содержати увещевавый.

Радуйся, праведный отче Александре, премудрый учителю и духовнаго просвещения наставниче!

Кондак 8

Странника и пришельца на земли сей себе помышляя, ревностно пасл еси стадо словесных овец Христовых, досточудне отче Александре, да обрящеши вся пасомыя на нетленных пажитех небесных, вкупе с ними вопия Богу: Аллилуия.

Икос 8

Весь исполнен любви нелицемерныя к пастве твоей, святый отче Александре, спасение убо всякой душе христианстей устрояя, в себе же имея смирение великое, пользы многих ради, яко явленна бысть премудрость воистину небесная, зане всем житием твоим Премудрости Ипостастной служити восхотел еси и Тоя стезям невозвратно последовал еси. Сего ради, почитающе святую память твою, усердно взываем ти таковая:

Радуйся, палато мудрости преукрашенная; 

Радуйся, сокровищница богословия преизобильная. 

Радуйся, пищею словес Божиих верныя щедро насытивый; 

Радуйся, струями благодати сердца напоивый. 

Радуйся, словесное стадо Христово мудре упасший; 

Радуйся, скрижали велений Христовых твердо содержати увещевавый.

Радуйся, яко тобою вера святая прославляется; 

Радуйся, яко тобою Церковь Христова дивно красуется.

Радуйся, праведный отче Александре, премудрый учителю и духовнаго просвещения наставниче!

Кондак 9

Видяще всяческих смут и брожений еретических и крамольных во дни земнаго жития твоего, отче Александре, ты стихиям века сего не подвластен явися, яко на вечную истину Божию взор души твоея устремил еси. Христа, цари земные славою и честию венчающего, всячески прославлял еси, Ему, апостолы наставлявшему, уподобился еси во всем житии твоем. Его же умоли и наш разум в евангельской правде непоколебимым быти, да купно с тобою Ему воззовем: Аллилуйя. 

Икос 9

Витийство всякое не может изрещи любовь твою; многим бо, притекающим к тебе в недоумении, благий совет подал еси, заблуждающаяся кротко вразумил еси, многим безвозмедне помогал еси, за вся молитвы горячие творил еси, и по смерти прибегающих к твоему ходатайству не оставляеши. Память же твою чтуще верно, с упованием зовем ти: 

Радуйся, смирением твоим на высоту добродетельнаго жития возшедший; 

Радуйся, Отца Небеснаго благоутробие познавший. 

Радуйся, объятий чадолюбиваго отца сподобльшийся; 

Радуйся, к Миру Горнему умный твой взор вперивый.

Радуйся, яко тобою от напастей избавляемся;

Радуйся, яко тобою благодати сподобляемся.

Радуйся, яко предстательством твоим жизнь вечная обретается;

Радуйся, яко молитвами твоими вера истинная познавается.

Радуйся, праведный отче Александре, премудрый учителю и духовнаго просвещения наставниче!

Кондак 10

Спастися хотящим путь истинный примером твоим явивый; отрешатися суеты мира сего и нас сподоби. Обуреваемым же искушениями бесовскими помози и к Горним Обителем возведи. Идеже со всеми святыми Христу предстояще, воспеваеши хвалебную песнь: Аллилуия.

Икос 10

Стена тверда бысть вера и любы твоя ко Господу и людем, богоносне отче наш Александре, в ней же утвердися сердце твое. Ты бо радея о духовней пользе учеников твоих храм во всеучилище духовнем Христу Богу воздигл еси, дабы вси в делании молитвеннем преуспевали. Такожде и народу болгарскому сопережевал еси сердцем, в святых молитвах ко Христу Спасителю взывая о мире и единстве церковнем. И ныне на Небесех, у Престола Божия, в сонме святых о нас присно ходатайствуеши. Мы же вопием ти сице:

Радуйся, в добродетели древним отцам подражавый;

Радуйся, яко горлица птенцы своя верныя крылома веры согревавый. 

Радуйся, духом премудрости Христовой их укреплявый;

Радуйся, паству православную от шатаний богохульных оградивый. 

Радуйся, жертву слезную всеусердно за славян Богу приносивый; 

Радуйся, Христу распяту жертвенной любовью последовавый.

Радуйся, терпения и кротости духовныя преизрядный учителю; 

Радуйся, догматов веры православныя достойный блюстителю.

Радуйся, праведный отче Александре, премудрый учителю и духовнаго просвещения наставниче!

Кондак 11

Пение похвальное и мольбы наша прими, отче наш Александре, от любви наше тебе возносимыя и всемощным предстательством твоим от всякия напасти, греха и искушения огради нас, о тебе Богу зовущих: Аллилуия.

Икос 11

Светозарным светом бысть житие твое, зарею благодати Божия сияющее и путь доброделания всем освещающее, отче праведне. Да и нам грешным путь ко спасению указуя, маловерныя уверяя, верныя подкрепляя, отче всеблаженне. Мы же, видим тя в Троическом Свете пребывающего и Отечеству и всем народом славянским мира и благоденствия просящего, с упованием веры зовем Ти:

Радуйся, крине благоуханный, райскаго прозябения; 

Радуйся, усердный помощниче нашего земнаго крестоношения. 

Радуйся, мечем молитвы пламенной нас охраняющий; 

Радуйся, огнем Духа Святаго плевелы зловерия пожигающий. 

Радуйся, суеверий и учений ложных пламенный искоренителю;

Радуйся, омраченныя умом к Свету Истины приводяй. 

Радуйся, отроки несведущии из тьмы лжеверия изымаяй;

Радуйся, унывающих всежеланный посетителю.

Радуйся, праведный отче Александре, премудрый учителю и духовнаго просвещения наставниче!

Кондак 12

Благодати Божия от юности преисполнен был еси, всехвальный Александре, и во вси дни живота своего Богови угождая, сию не расточил еси, обаче преумножил зело. Темже и ныне к иконе твоей святей припадающе, просимое получаем, прославльшему тя Господеви вопия: Аллилуия.

Икос 12

Поюще твое прославление от Господа, ублажаем тя, прехвальне  отче, со умилением взирающе, како обретохом тя многомощна молитвенника и ходатая о нас недостойных. Славяще милость Всесвятаго Бога, к нам явленную, приносим ти таковая: 

Радуйся, праведниче, народом любимый. 

Радуйся, сыновне Богу сердце свое открывый; 

Радуйся, Христа в храм сердечный приявый. 

Радуйся, ангелом собеседниче и святым сопричастниче; 

Радуйся, в невечернем дне Райския славы соучастниче. 

Радуйся, древо плода священнаго, вертограда Христова; 

Радуйся, езеро веры, в нем же потопляется всякая злоба. 

Радуйся, во христоугодном истинном человеколюбии утверждающий; 

Радуйся, от пристрастий суетных и человекоугодничества удаляющий.

Радуйся, праведный отче Александре, премудрый учителю и духовнаго просвещения наставниче!

Кондак 13

О святый праведный отче наш Александре, веры и благочестия светоче боговозженный, преславный наш покровителю и милостивый заступниче, богословия светило и верных ограждение! Призри с Небесе на сие хваление и молитвами твоими от страстей и бед нас огради, в правей вере соблюди и Царствия Небеснаго сподоби, да купно с тобою и всеми святыми Троице Святей во веки веков поем: Аллилуия.

Этот Кондак читается трижды, затем Икос 1 и Кондак 1. 

Список литературы:

1. Барсуков Н.П. Жизнь и труды М.П. Погодина: в 22 кн. / Николай Барсуков. – 2-е изд. – СПб.: тип. М.М. Стасюлевича, 1893. – Кн. 7. – 603 с.

2. Горский А.В. Апология «Описания славянских рукописей Синодальной библиотеки» и Слово обличительное на отца Иоанна (ныне Казанской Духовной Академии ректора) / А.В. Горский // Богословский вестник. – 1900. –  Т. 3. – № 11. – С. 496-515.

3. Горский А.В. Дневник А.В. Горского / С прим. прот. С. Смирнова. – М.: тип. М.Г. Волчанинова (б. М.Н. Лаврова и К°), 1885. – 195 с.

4. Горский А.В., Невоструев К.И. Описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки: Отд. 1: Священное писание / Александр Горский, Капитон Невоструев. – М.: Синод. тип., 1855. – 342 с.

5. Горский А.В., Невоструев К.И. Описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки: Отд. 2: Писания святых отцев. 1. Толкования священного писания / Александр Горский, Капитон Невоструев. – М.: Синод. тип., 1857. – 201 с.

6. Горский А.В., Невоструев К.И. Описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки: Отд. 2: Писания святых отцев. 2. Писания догматические и духовно-нравственные / Александр Горский, Капитон Невоструев. – М.: Синод. тип., 1859. – 690 с.

7. Горский А.В., Невоструев К.И. Описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки: Отд. 2: Писания святых отцев. 3. Разные богословские сочинения: (Прибавление) / Александр Горский, Капитон Невоструев. – М.: Синод. тип., 1862. – 844 с.

8. Горский А.В., Невоструев К.И. Описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки: Отд. 3: Книги богослужебные: Ч. 1. / Александр Горский, Капитон Невоструев. – М.: Синод. тип., – 1869. – 584 с.

9. Горский А.В., Невоструев К.И. Описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки: Отд. 3: Книги богослужебные: Ч. 2. / Александр Горский, Капитон Невоструев. – М.: Синод. тип., – 1917. – 528 с.

10. Евсеев Е.И. Александр Васильевич Горский / Е.И. Евсеев // Древности. Труды Славянской Комиссии Императорского Московского археологического общества. – 1902. – Т. 3. – С. 58-65.

11. Ключевский В.О. Отзывы и ответы: Третий сборник статей / В.О. Ключевский. – Пг.: Лит.-изд. отд. Ком. нар. прос., 1918. – 446 с.

12. Лебедев А.П. Краткий очерк хода развития церковно-исторической науки у нас в России / А.П. Лебедев // Богословский вестник. – 1895. – Т. 4. – № 12. – С. 289-321.

13. Мельков А. Жизнь и труды протоиерея Александра Горского: монография / Андрей Мельков. – Saarbrücken: Palmarium Academic Publishing, 2014. – 353 с.

14. Мельков А. Русская археография в XIX веке. Учебное пособие / Андрей Мельков. – Saarbrücken: LAP Lambert Academic Publishing, 2011. – 236 с.

15. Мельков. А.С. «Вѣнéцъ ѿ кáмени чéстна»: празднование 50-летия пребывания Московской Духовной Академии в стенах Свято-Троицкой Сергиевой Лавры в 1864 году [Электронный ресурс] / А.С. Мельков // Studia Humanitatis. – 2014. – № 3. – URL: http://st-hum.ru/node/167 (дата обращения: 15.09.2015).

16. Мельков А.С. «Дела их ходят вслед их»: Святитель Филарет Московский и протоиерей Александр Горский / А.С. Мельков // Церковь и время. – 2005. – № 4. – С. 67–96.

17. Мельков А.С. «Истинно святой отец». Ректор Московской Духовной Академии протоиерей Александр Горский / А.С. Мельков // Концепт святости в историческом контексте. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 1150-летию первого упоминания Смоленска в русских летописях. – Смоленск: Маджента, 2013. – С. 237–248.

18. Мельков А.С. Историко-лингвистический анализ «Описания славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки» А.В. Горского и К.И. Невоструева / А.С. Мельков // Труды Коломенской Духовной Семинарии. – М.: Коломенская Духовная Семинария, 2009. – Вып. 4. – С. 91–158.

19. Мельков А.С. Методологические основы церковной истории в научном творчестве протоиерея Александра Горского [Электронный ресурс] / А.С. Мельков // Studia Humanitatis. 2014. – № 1-2. – URL: http://st-hum.ru/node/132 (дата обращения: 15.09.2015).

20. Мельков А.С. Протоиерей А.В. Горский  как церковный историк, богослов и археограф / А.С. Мельков // Церковь и время. – 2009. – № 1. – С. 171–184.

21. Мельков А.С. Протоиерей А.В. Горский как библиотекарь / А.С. Мельков // Актуальные вопросы изучения духовной культуры: Материалы Международной научно-практической конференции «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. XIV Кирилло-Мефодиевские чтения» 14 мая 2013 года. – М.; Ярославль: Ремдер. – 2013. – С. 40–44.

22. Памяти ректора Московской Духовной Академии, доктора богословия, протоиерея А.В. Горского // Православное обозрение. – 1875. – № 12. – С. 1-61.

23. Постников П., свящ. Очерки жизни и деятельности Александра Васильевича Горского / Свящ. П. Постников // У Троицы в Академии, 1814-1914 гг.: Юбилейный сб. исторических материалов. – М.: Изд. бывш. воспитанников Моск. духов. Акад., 1914. – С. 252-341.

24. Святая Русь. Хронологический список канонизированных святых, почитаемых подвижников благочестия и мучеников Русской Православной Церкви (1700-1917 гг.) / Сост. иг. Андроник Трубачев // Смолич И.К. История Русской Церкви. 1700-1917. – М.: Изд-во Спасо-Преображ. Валаам. монастыря, 1997. – Ч. 2. – С. 613-690.

25. Солнцев Н.И. Труды русских историков церкви в отечественной историографии XVIII – XIX веков: автореф. дис. … докт. истор. наук: спец. 07.00.09 "Историография, источниковедение и методы исторического исследования" / Николай Игоревич Солнцев; Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского. – Нижний Новгород, 2009.  – 52 с.

26. Соловьев С.М. Мои записки для моих детей, а если можно, и для других / С.М. Соловьев // Вестник Европы. – 1907. – № 3. – С. 68-98.

27. Толстой М.В. Воспоминания / М.В. Толстой // Русский архив. – 1881. – Т. 1. – Вып. 2. – С. 245-313.

28. Флоровский Г. Пути русского богословия / Прот. Георгий Флоровский. – Париж: б. и., 1937. – 599 с.

Источник:
Studia Humanitatis, 2015, № 3